Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Рококо
Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Сочинение по картине
Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Образ кошки в культуре древних египтян
Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Театральная деятельность Станиславского

Театральная деятельность Станиславского
Творческая деятельность Константина Сергеевича Станиславского оказала…

Жизнь и духовная потребность

Жизнь и духовная потребность
Он переставал быть только материальной необходимостью и становился…

Эпоха Мусоргского

Автор: Михаил Бабенка | Категория: Культура XIX века

Герцен был средоточием, «солнцем», как говорит один из современников, этого круга; увлеченный политикой, он оказался причастен ко всем областям общественной мысли, которые занимали его друзей, в каждой был глубоко осведомлен и горячо заинтересован.

Пройдя школу общения с московскими «университетскими умами» 1830-1840-х годов, он всю жизнь хранил неприязнь к мещанской прозаичной односторонности, к узости чересчур специальных занятий и политического доктринерства. Политика, лишенная эстетического элемента, казалась ему нравственно сомнительной. «Воспринимая революцию во всем ее многообразии, Герцен воспринимал ее и эстетически, а в эстетику умел вдохнуть революционный дух». В «Былом и думах» совершенно нераздельны публицистика и художественная проза, предшествующий опыт Герцена-беллетриста и Герцена-философа. Постоянные ассоциации, внезапные переходы от конкретного житейского сюжета или впечатления, от случайной дорожной встречи, воспоминания о старых друзьях к широко объемлющим, всегда блестящим размышлениям, от частного, наблюденного - к смелым остроумным обобщениям, уклонениям в сторону - все это позволяет мысли автора «Былого и дум» вольно, как бы беспорядочно ветвиться и воспарять. Иногда начало переходов и уклонений обозначается простодушным вводным словом: «вообще» или «кстати».
Интимные признания чередуются в «Былом и думах» с забавными или зловещими историческими анекдотами, добродушными и разоблачительными бытовыми картинами, восторженными и саркастическими характеристиками исторических лиц и событий. Повествование о прошлом чередуется с публицистикой, рассуждениями на общие темы - культурно-философские, политико-исторические - своего рода лирические отступления Герцена-мыслителя, прерывающие движение сюжета, как это происходит в «Евгении Онегине», любимом произведении молодого Герцена, от которого он был без ума, и в «Мертвых душах», оказавших на Герцена и его современников неизгладимое влияние. Дар рассказчика сочетается у автора «Былого и дум» с гениальной способностью рефлектировать.

You have no rights to post comments

Случайные статьи

Сближения в промышленно-капиталистических условиях

Однако нельзя не отметить, что именно с появлением эстетики…

Исторический опыт

Исторический опыт свидетельствует, что каждой исторической эпохе…

Художественный быт

Как долго нам предстоит довольствоваться комбинированием методов…

Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Последние статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Разъятые элементы семантики и поэтики

В непосредственной близости к тому, что мы называем народной поэзией,…

Индивидуальная поэзия

Индивидуальная поэзия, а вслед за ней самодеятельная авторская песня,…