Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Рококо
Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Сочинение по картине
Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Театральная деятельность Станиславского

Театральная деятельность Станиславского
Творческая деятельность Константина Сергеевича Станиславского оказала…

Образ кошки в культуре древних египтян

Образ кошки в культуре древних египтян
Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Жизнь и духовная потребность

Жизнь и духовная потребность
Он переставал быть только материальной необходимостью и становился…
Реабилитация алкоголиков услуга

Новолетие церковного календаря

Автор: Вальдемар Кустовский | Категория: Культура XIX века

Думается, это не так - в романе был один, никем не замеченный настоящий праздник, оставшийся тайной двух, на краткий миг воскресших к новой жизни людей, праздник, которому в хронике «нашего города», в тесноте переходного обыденного времени отведены считанные часы. Таким праздником стала встреча Шатова с вернувшейся из-за границы женой, рождение ребенка, нареченного Иваном - именем усыновившего его отца.

К этим страницам романа критика отнеслась недостаточно внимательно. Между тем они принадлежат к лучшим не только в этом произведении, но, может быть, и во всем творчестве писателя. Они написаны с таким глубоко личным чувством (на то были прямые биографические причины), с таким проникновением и прозорливостью, что их, строго говоря, трудно анализировать: рукой мастера водило высокое поэтическое вдохновение и поэтому так целен и кристально прозрачен образ любящих мужчины и женщины, склоненных над колыбелью новорожденного.
Если принять взятую нами хронологию, то возвращение Марьи Шатовой приходится в ночь под Покров, накануне убийства Лизы Дроздовой, ухода в последнее странствие Степана Трофимовича Верховенского, вослед за безобразным благотворительным балом, в канун гибели самого Шатова, на погибель себе и своему ребенку. Воистину это праздник, повисший над бездной. Так замыкается праздничный круг романа-предостережения, романа-пророчества «Бесы».
Внимательное рассмотрение природы праздничности и образа праздника в одном из вершинных произведений Достоевского позволяет сделать несколько обобщающих выводов: культурно-эстетическая традиция в развитии интересующей нас темы на протяжении 1850 и в 1870-е годы, сохраняя ряд важных родовых признаков, претерпевала значительные изменения; образ праздника был по-прежнему нужен в построении картины мира, однако его лик приобрел новые черты, другое, порой неузнаваемо преображенное выражение.

You have no rights to post comments

Случайные статьи

Религиозная картина мира

Тем самым отвергается использование искусства религией, моралью или…

Поиски идеального духовного содержания

Противоречие романтизма между сущим и должным, отмечаемое многими…

Современное искусство

«Вовлечение» - акт чувственного уподобления реальности. Зритель…

Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Театральная деятельность Станиславского

Творческая деятельность Константина Сергеевича Станиславского оказала…

Последние статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Разъятые элементы семантики и поэтики

В непосредственной близости к тому, что мы называем народной поэзией,…

Индивидуальная поэзия

Индивидуальная поэзия, а вслед за ней самодеятельная авторская песня,…