Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Рококо
Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Противопоставление общественного и природного способов существования вещей

Изображение по умолчанию
Все это позволяет прийти к выводу о своеобразном способе…

Сочинение по картине

Сочинение по картине
Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Театральная деятельность Станиславского

Театральная деятельность Станиславского
Творческая деятельность Константина Сергеевича Станиславского оказала…

Образ кошки в культуре древних египтян

Образ кошки в культуре древних египтян
Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Отмечая противоречие европейской эклектики

Автор: Виктор Анацкий | Категория: Культура XIX века

В отличие от своих более поздних высказываний о европейской эклектике, где Стасов оценивает ее критически, здесь он объективно формулирует одну из наиболее важных ее закономерностей - «умение» служить неким «цементирующим началом», нейтральным фоном для исторических стилевых наслоений, не затмевая их величиной, но отличаясь от них продуманностью и рациональностью структуры.

Та «рядовая застройка», которая составляет толщу кварталов в крупных старинных европейских городах, с приходом эклектики обрела законченность и завершенность формы. Эта особенность архитектуры эклектики, типичная для парижских улиц, была так или иначе воплощена во всех крупных европейских городах во второй половине XIX в., но в зависимости от исторической основы, исторической застройки этих городов приобретала различный характер, своего рода мимикрию, что позволяло ей органически слиться с исторической средой.
Постоянное сопоставление европейских впечатлений с русской действительностью XIX в., ощущаемое в многочисленных высказываниях, в оценках русских современников, не было надуманным, а являлось результатом того чувства причастности к общеевропейской истории, о котором столь полно сказал один из героев Достоевского:
«Русскому Европа так же драгоценна, как Россия: каждый камень в ней мил и дорог. Европа так же была отечеством нашим, как и Россия. О, более! Нельзя более любить Россию, чем люблю ее я, но я никогда не упрекал себя за то, что Венеция, Рим, Париж, сокровища их наук и искусств, вся история их - мне милей, чем Россия. О, русским дороги эти старые чужие камни, эти чудеса старого Божьего мира, эти осколки святых чудес; и даже это нам дороже, чем им самим! У них теперь другие мысли и другие чувства, и они перестали дорожить старыми камнями.»

You have no rights to post comments

Случайные статьи

Примитивный человек

Как бы там ни было, искусство служило посредником между повседневным…

Театральная деятельность Станиславского

Творческая деятельность Константина Сергеевича Станиславского оказала…

Немецкая эстетика

Подобным же образом и последние в интересах концептуальной (а не…

Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Противопоставление общественного и природного способов существования вещей

Все это позволяет прийти к выводу о своеобразном способе…

Сочинение по картине

Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Последние статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Разъятые элементы семантики и поэтики

В непосредственной близости к тому, что мы называем народной поэзией,…

Индивидуальная поэзия

Индивидуальная поэзия, а вслед за ней самодеятельная авторская песня,…