Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Рококо
Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Сочинение по картине
Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Образ кошки в культуре древних египтян
Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Театральная деятельность Станиславского

Театральная деятельность Станиславского
Творческая деятельность Константина Сергеевича Станиславского оказала…

Жизнь и духовная потребность

Жизнь и духовная потребность
Он переставал быть только материальной необходимостью и становился…

Отмечая противоречие европейской эклектики

Автор: Виктор Анацкий | Категория: Культура XIX века

В отличие от своих более поздних высказываний о европейской эклектике, где Стасов оценивает ее критически, здесь он объективно формулирует одну из наиболее важных ее закономерностей - «умение» служить неким «цементирующим началом», нейтральным фоном для исторических стилевых наслоений, не затмевая их величиной, но отличаясь от них продуманностью и рациональностью структуры.

Та «рядовая застройка», которая составляет толщу кварталов в крупных старинных европейских городах, с приходом эклектики обрела законченность и завершенность формы. Эта особенность архитектуры эклектики, типичная для парижских улиц, была так или иначе воплощена во всех крупных европейских городах во второй половине XIX в., но в зависимости от исторической основы, исторической застройки этих городов приобретала различный характер, своего рода мимикрию, что позволяло ей органически слиться с исторической средой.
Постоянное сопоставление европейских впечатлений с русской действительностью XIX в., ощущаемое в многочисленных высказываниях, в оценках русских современников, не было надуманным, а являлось результатом того чувства причастности к общеевропейской истории, о котором столь полно сказал один из героев Достоевского:
«Русскому Европа так же драгоценна, как Россия: каждый камень в ней мил и дорог. Европа так же была отечеством нашим, как и Россия. О, более! Нельзя более любить Россию, чем люблю ее я, но я никогда не упрекал себя за то, что Венеция, Рим, Париж, сокровища их наук и искусств, вся история их - мне милей, чем Россия. О, русским дороги эти старые чужие камни, эти чудеса старого Божьего мира, эти осколки святых чудес; и даже это нам дороже, чем им самим! У них теперь другие мысли и другие чувства, и они перестали дорожить старыми камнями.»

You have no rights to post comments

Случайные статьи

Клубная художественная самодеятельность

Немудрено, что после подобных экстраполяций, поддерживаемых…

Профессионализация в театре

Иванов писал: «Искусство идет навстречу народной душе. Из символа…

Личностное начало в жизни общества

В негативно же оцениваемых состояниях оно не усматривает культуры и…

Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Последние статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Разъятые элементы семантики и поэтики

В непосредственной близости к тому, что мы называем народной поэзией,…

Индивидуальная поэзия

Индивидуальная поэзия, а вслед за ней самодеятельная авторская песня,…