Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Рококо
Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Противопоставление общественного и природного способов существования вещей

Изображение по умолчанию
Все это позволяет прийти к выводу о своеобразном способе…

Театральная деятельность Станиславского

Театральная деятельность Станиславского
Творческая деятельность Константина Сергеевича Станиславского оказала…

Сочинение по картине

Сочинение по картине
Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Образ кошки в культуре древних египтян
Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Любовь к Натали

Автор: Михаил Бабенка | Категория: Культура XIX века

Внутренний пафос жизни Александра Герцена не в том, что, разочаровавшись в революционных возможностях Запада, он, предшествуя народникам, возложил надежды на русскую крестьянскую общину как ячейку социализма, проявив себя еще раз неисправимым романтиком, и из западника, русского европеиста стал чуть не славянофилом, а в том, что он, как был в молодости, так и остался по гроб жизни революционером, несмотря на то что стал свидетелем разгрома революции, попал в полосу общественного застоя и не легко вписался в крутой поворот истории.

Героическая натура Искандера проявилась сильнее всего в том, что он всегда готов был платить по счетам, которые предъявляла к нему жизнь, и никогда не делал попыток свалить когда-то взятую на себя ношу. Герцен-реалист не отрекся от Герцена-романтика. Ставши опытным политическим борцом, он не убил в себе восторженного московского идеалиста 1830-х годов. Испытав жгучие разочарования, не сделался ипохондриком и желчевиком.
О том, как прочно укоренилась в сознании Герцена романтическая потребность в свободе и как проницателен, как глубок был Герцен-реалист, свидетельствуют знаменитые письма «К старому товарищу», в особенности третье, написанное за полгода до кончины. Вот это место, которое звучит для нас так актуально: «Нельзя людей освобождать в наружной жизни больше, чем они освобождены внутри. Как ни странно, но опыт показывает, что народам легче выносить насильственное бремя рабства, чем дар излишней свободы».
Судя по «Былому и думам», реалист жил в Герцене уже в пору его шиллеровского и лермонтовского романтизма, когда струя книжных влияний причудливо сливалась в его сознании с волнующими и ранящими впечатлениями, полученными от русской действительности, - в домашнем крестьянском и дружеском кругу. И так же как в романтическом образе молодого Герцена - он предстает перед нами в первых четырех частях «Былого и дум» - чувствуется будущий реалист, собственно, автор этой книги, так и в реализме его сохраняется душевный опыт московского романтика.

You have no rights to post comments

Случайные статьи

Творческие манифесты мира искусства

Поскольку наша статья носит преимущественно методологический…

Художественный быт

Как долго нам предстоит довольствоваться комбинированием методов…

Образ кошки в культуре древних египтян

Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Противопоставление общественного и природного способов существования вещей

Все это позволяет прийти к выводу о своеобразном способе…

Театральная деятельность Станиславского

Творческая деятельность Константина Сергеевича Станиславского оказала…

Последние статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Разъятые элементы семантики и поэтики

В непосредственной близости к тому, что мы называем народной поэзией,…

Индивидуальная поэзия

Индивидуальная поэзия, а вслед за ней самодеятельная авторская песня,…