Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Рококо
Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Сочинение по картине
Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Образ кошки в культуре древних египтян
Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Театральная деятельность Станиславского

Театральная деятельность Станиславского
Творческая деятельность Константина Сергеевича Станиславского оказала…

Жизнь и духовная потребность

Жизнь и духовная потребность
Он переставал быть только материальной необходимостью и становился…

Любовь к Натали

Автор: Михаил Бабенка | Категория: Культура XIX века

Внутренний пафос жизни Александра Герцена не в том, что, разочаровавшись в революционных возможностях Запада, он, предшествуя народникам, возложил надежды на русскую крестьянскую общину как ячейку социализма, проявив себя еще раз неисправимым романтиком, и из западника, русского европеиста стал чуть не славянофилом, а в том, что он, как был в молодости, так и остался по гроб жизни революционером, несмотря на то что стал свидетелем разгрома революции, попал в полосу общественного застоя и не легко вписался в крутой поворот истории.

Героическая натура Искандера проявилась сильнее всего в том, что он всегда готов был платить по счетам, которые предъявляла к нему жизнь, и никогда не делал попыток свалить когда-то взятую на себя ношу. Герцен-реалист не отрекся от Герцена-романтика. Ставши опытным политическим борцом, он не убил в себе восторженного московского идеалиста 1830-х годов. Испытав жгучие разочарования, не сделался ипохондриком и желчевиком.
О том, как прочно укоренилась в сознании Герцена романтическая потребность в свободе и как проницателен, как глубок был Герцен-реалист, свидетельствуют знаменитые письма «К старому товарищу», в особенности третье, написанное за полгода до кончины. Вот это место, которое звучит для нас так актуально: «Нельзя людей освобождать в наружной жизни больше, чем они освобождены внутри. Как ни странно, но опыт показывает, что народам легче выносить насильственное бремя рабства, чем дар излишней свободы».
Судя по «Былому и думам», реалист жил в Герцене уже в пору его шиллеровского и лермонтовского романтизма, когда струя книжных влияний причудливо сливалась в его сознании с волнующими и ранящими впечатлениями, полученными от русской действительности, - в домашнем крестьянском и дружеском кругу. И так же как в романтическом образе молодого Герцена - он предстает перед нами в первых четырех частях «Былого и дум» - чувствуется будущий реалист, собственно, автор этой книги, так и в реализме его сохраняется душевный опыт московского романтика.

You have no rights to post comments

Случайные статьи

Творческий характер культуры

Отсюда и культивирование эмоционально-чувственных сторон, форм…

Разнообразие потребностей

Ведь живой художественный процесс чаще всего представляет собой…

Художественное восприятия

В эстетической науке многократно повторялось положение о…

Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Последние статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Разъятые элементы семантики и поэтики

В непосредственной близости к тому, что мы называем народной поэзией,…

Индивидуальная поэзия

Индивидуальная поэзия, а вслед за ней самодеятельная авторская песня,…