Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Рококо
Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Сочинение по картине
Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Образ кошки в культуре древних египтян
Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Театральная деятельность Станиславского

Театральная деятельность Станиславского
Творческая деятельность Константина Сергеевича Станиславского оказала…

Жизнь и духовная потребность

Жизнь и духовная потребность
Он переставал быть только материальной необходимостью и становился…

Кульминации драмы

Автор: Михаил Бабенка | Категория: Культура XIX века

Однако же силы николаевского режима истощены. После смерти царя и Крымской войны влияние Герцена, издателя «Колокола», на русское общество достигает апогея. Еще одна, неожиданная драматическая ситуация возникает после петербургских пожаров, в которых обвинили поляков и студентов, и польского восстания 1863 года: лондонский изгнанник взял его под защиту, он спас честь русской демократии, но разошелся с русским общественным мнением.

Герцен никогда не пожалел о том, как повел себя в польском вопросе. «Когда вся орава русских либералов отхлынула от Герцена за защиту Польши, когда все „образованное общество" отвернулось от „Колокола", Герцен не смутился. Он продолжал отстаивать свободу Польши и бичевать усмирителей, палачей, вешателей Александра II. Герцен спас честь русской демократии» - так высоко оценит впоследствии Ленин героическое поведение Герцена: одиночество он предпочел бесчестью.
Несмотря на то что в поздние годы в его жизни одно трагическое событие сменяется другим, он, странствуя по городам Европы, нигде не находя себе места, остается таким же деятельным, восприимчивым, таким же обаятельным и светлым по складу своего характера, каким был в молодые годы. Об этом прекрасно говорят и современники, и последние главы «Былого и дум».
Драматическая природа «Былого и дум» определяет внутреннюю структуру книги - особенно тех ее частей, которые посвящены доэмигрантской жизни. Рассказ о себе и круге родных и близких контрастно перемежается эпизодами, где представлена официальная - чиновничья и полицейская Россия.
В главе XXV четвертой части «Былого и дум», посвященной кульминационному - с 1840 по 1847 г. - периоду жизни Герцена в России, говорится о Бакунине, Белинском, круге Станкевича. Герои следующей, XXVI главы - будочник, квартальный надзиратель, генерал Дубельт, граф Бенкендорф. В одной главе рассказано о гегелизме, о напряженных духовных исканиях благородных талантливых молодых людей - лучших представителей своей нации и своей культуры - таких не найдешь нигде в Европе, в другой -о канцелярии Министерства внутренних дел, о III отделении, о доносах, допросах и новой ссылке.

You have no rights to post comments

Случайные статьи

Символ или символизация

С помощью символа предпринимается попытка всеобъемлющего философского…

Формирования содержания мысли

Тому, кто выводит поэтику фольклора из природы сознания,,…

Пропагандистское влияние

Пропагандистское влияние всегда начинается с идеала, пусть он и не…

Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Последние статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Разъятые элементы семантики и поэтики

В непосредственной близости к тому, что мы называем народной поэзией,…

Индивидуальная поэзия

Индивидуальная поэзия, а вслед за ней самодеятельная авторская песня,…