Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Рококо
Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Сочинение по картине
Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Образ кошки в культуре древних египтян
Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Театральная деятельность Станиславского

Театральная деятельность Станиславского
Творческая деятельность Константина Сергеевича Станиславского оказала…

Жизнь и духовная потребность

Жизнь и духовная потребность
Он переставал быть только материальной необходимостью и становился…

Драматическая природа

Автор: Михаил Бабенка | Категория: Культура XIX века

Жизнь Герцена, его жены, его дружеского круга 1840-х годов предстает перед читателем «Былого и дум» во всем своем романтическом блеске и обаянии, на фоне острых идейных коллизий, осмысленных быстро, страстно, с молодой горячностью, с бесстрашным стремлением дойти до самых последних выводов.

Но эта жизнь, высоко взлетевшая и в то же время глубоко укорененная - в семейных преданиях, московском быте, пожаре 1812 года, подвиге декабристов, сплетаясь в контрастный узор, пребывает под гнетом несвободы - цензурных притеснений, бюрократических предписаний, полицейского надзора, испытывая на себе постоянную угрозу грубого варварского насилия; время от времени угроза усиливается, предвещая тюрьму и ссылку.
Старая история. Двойная унизительная жизнь русского вольномыслящего интеллигента. Наружное рабство и внутреннее освобождение.
Властители дум. Кумиры передовой молодежи. Любимцы «всей Москвы» - поднадзорные, подследственные, бесправные перед чиновничьим и жандармским произволом.
Противоречие между внутренней жизнью Герцена и жестоко, по-хамски вторгающейся в нее николаевской государственностью придает «Былому и думам», их русским главам, все более острый и оскорбительный драматизм. С одной стороны, интеллектуальная и общественная, кружковая, литературно-светская жизнь на вольных высотах, равных которым Герцен не найдет потом нигде в Европе, ни среди политиков, ни среди писателей и артистов, с другой - начальство, растленные чиновники, держиморды-полицейские - всё одна цепь: от пьяницы-провинциального пристава, от столичного квартального до лощеного графа Бенкендорфа и Дубельта, его умного циничного помощника, до Николая I, наконец, которого Герцен презирает и ненавидит.

You have no rights to post comments

Случайные статьи

Формы проявления массовой художественной инициативы

Фольклор, как народная мудрость, конституируется по признаку прямой…

Методы анализа конкретных фактов

Это не означает, что в исследованиях искусства потеряли всякое…

Клубная художественная самодеятельность

Немудрено, что после подобных экстраполяций, поддерживаемых…

Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Последние статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Разъятые элементы семантики и поэтики

В непосредственной близости к тому, что мы называем народной поэзией,…

Индивидуальная поэзия

Индивидуальная поэзия, а вслед за ней самодеятельная авторская песня,…