Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Рококо
Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Сочинение по картине
Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Образ кошки в культуре древних египтян
Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Театральная деятельность Станиславского

Театральная деятельность Станиславского
Творческая деятельность Константина Сергеевича Станиславского оказала…

Жизнь и духовная потребность

Жизнь и духовная потребность
Он переставал быть только материальной необходимостью и становился…

Второй удар

Автор: Михаил Бабенка | Категория: Культура XIX века

Важно, что для Герцена историческими деятелями были не только Чаадаев, Гоголь, Белинский, Бакунин или Маццини, но и парижские блузники, сражающиеся на баррикадах, итальянские матросы, соратники отважного простолюдина Гарибальди.

Дважды жизнь Герцена пересекается широкой полосой исторического безвременья. Первый раз в России - в тридцатые годы, и в годы, когда усиливается николаевская реакция и резко падает уровень русского общества. «Николай на этот раз решился бесповоротно покончить со всяким умственным движением в России, и он вступил в открытую, беспощадную борьбу с мыслью, словом, знанием. Семь лет - настоящий период для испытания, по правилу Пифагора, - образованная Россия, с ядром на ногах, влачила жалкое существование в глубоком, унизительном, оскорбительном молчании, чувствуя, что ей недостает силы.. . то есть что ей недостает народа» .
Второй удар настигает Герцена на чужбине, после разгрома революции 1848 года. Этот удар был куда болезненнее, потому что убил надежды русского эмигранта на Запад и совпал с семейной драмой Герцена. На первый вызов истории, в России, «подмороженной» Николаем, «русские мальчики» ответили небывалой духовной активностью, удушливое политическое безвременье они превратили в эпоху культурного Возрождения. Двойную драму, общественную и личную, постигшую его, «западника», на Западе, Герцен изживает уединением, пропагандой, революционным делом, своими горестными и гневными публицистическими очерками, мемуарами, созданием вольной русской типографии, «Полярной звездой», «Колоколом». . .
В очерке, посвященном Москве и Петербургу, тридцатилетний Герцен остроумно рассуждает о деятельном, но поверхностном, официальном образе жизни, характерном для жителей российской столицы, и о самобытности просвещенных москвичей, людей оригинального склада ума, однако же погрязших в созерцательном ленивом приватном времяпрепровождении.

You have no rights to post comments

Случайные статьи

Фотография и кинолента

Полтора часа просмотра киноленты создают художественную реальность,…

Мыслительные операции

Наблюдения первых музыкальных этнографов, к примеру, заставших во…

Разграничение с аллегорией

Разграничение с аллегорией служит прежде всего тому, чтобы освободить…

Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Последние статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Разъятые элементы семантики и поэтики

В непосредственной близости к тому, что мы называем народной поэзией,…

Индивидуальная поэзия

Индивидуальная поэзия, а вслед за ней самодеятельная авторская песня,…