Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Рококо
Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Сочинение по картине
Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Образ кошки в культуре древних египтян
Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Театральная деятельность Станиславского

Театральная деятельность Станиславского
Творческая деятельность Константина Сергеевича Станиславского оказала…

Жизнь и духовная потребность

Жизнь и духовная потребность
Он переставал быть только материальной необходимостью и становился…

Кугель пытается сделать следующий шаг в «реабилитации»

Автор: Иван Коса | Категория: Культура XIX века

Но чем ближе к концу века, тем переоценки ценностей совершаются все более стремительно, подчас и поспешно. Новые мнения и суждения не всегда даже успевают сменять друг друга - чаще сосуществуют одновременно, рядом и вместе. Судьба Островского в этом отношении весьма наглядна. Едва происходит утверждение драматурга как выдающегося художника, как классика XIX в., как тут же начинается и отрицание значительности его творчества, как устаревшего с позиций нового искусства.

Несколько заступая на территорию чужого нам временного периода - в начало XX в. y,i - заметим, что подобный пересмотр творчества Островского совпадает с пересмотром всего классического искусства прошлого столетия. Суть претензий теоретиков нового искусства сводилась во многом к проблеме быта. Им казалось, что все, что они условно называли «бытом», «внешними условиями», тяжкими веригами висит на искусстве и пригибает его к земле, мешая выражению человеческого духа, человеческой души.
«Быт наложил свою печать на бытописателя, - заявлял Ю. И. Айхенвальд. - Быт освободил драматурга от необходимости глубоко заглянуть в человеческую душу». Это обстоятельство, по мнению критика, «делая пьесы Островского верным отражением известной среды, определенных кварталов русского города, своею тяжестью мешает ему подняться на высоту общего, вечночеловеческого» .
Парадокс состоял в том, что для столь разных критиков - как 1870-х годов, так и начала века - эта самая «известная среда» по-прежнему мешала увидеть в Островском большее, чем в изображение быта вмещается. Но если в 1870-е годы сама по себе «среда» сохраняет еще интерес, то к концу века она уже не интересна и выступает преградой между художником и публикой.
В 1870-е годы уровень сценического искусства и критического мышления совпали. И театральное воплощение «Бесприданницы» оказало автору «дурную услугу». Как показала дальнейшая практика, те упреки, что выдвигались драматургу в конце века от лица нового искусства, в результате голосом самого этого искусства были сняты.
Итак, из заурядной пьесы «Бесприданница» в конце века превратилась в «бессмертную». Что же произошло на протяжении этого двадцатилетия?

You have no rights to post comments

Случайные статьи

Боевая идеологическая направленность

Энергичный жест, фигура, полная движения, создают впечатление прямого…

Искусствознание и культурология

В нашей эстетической литературе гораздо чаще дает о себе знать модель…

Искусство - пропагандист и агитатор

Пропагандировать можно по-разному: выступать с трибуны митинга или…

Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Последние статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Разъятые элементы семантики и поэтики

В непосредственной близости к тому, что мы называем народной поэзией,…

Индивидуальная поэзия

Индивидуальная поэзия, а вслед за ней самодеятельная авторская песня,…