Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Рококо
Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Сочинение по картине
Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Жизнь и духовная потребность

Жизнь и духовная потребность
Он переставал быть только материальной необходимостью и становился…

Образ кошки в культуре древних египтян

Образ кошки в культуре древних египтян
Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Театральная деятельность Станиславского

Театральная деятельность Станиславского
Творческая деятельность Константина Сергеевича Станиславского оказала…

Эстетика Островского

Автор: Эльвира Захарова | Категория: Культура XIX века

Между тем эпические начала драматургии Островского были театру и близки, и понятны, но раскрывались они иначе, в иной форме, чем о том мечтал, как того добивался писатель. В этом смысле показательна постановка такой программной пьесы, как «Бедность не порок».

Совершенно не удалось (ни в Москве, ни в Петербурге) воспроизвести на сцене тот патриархальный уклад с его укоренившимся ритуалом, который так важен здесь для автора, пропала поэзия непосредственной жизни, ощущение ее эпичности, т. е., причастности народным началам. Оказалось, что актеры не знают голосов русских песен, которые им полагается петь по действию, в то время как песня в этой пьесе Островского не только важнейшее средство обрисовки персонажа, его характера и душевного состояния, но и средство выражения «хорового» начала среды, ее национального и нравственного колорита. Ап. Григорьев, писавший о спектакле, даже отказался разбирать исполнение отдельных ролей, настолько, как ему показалось, актеры не выразили их сути.
Но исполнение роли Любима Торцова стало апофеозом П. М. Садовского. Образ бывшего богача, ныне нищего, пьяницы и забулдыги, «выломившегося» из своей среды, утерявшего свой социальный статус, но сохранившего в себе, хотя и в искаженном виде, остатки человеческого достоинства и сердечной доброты, создавался Садовским с удивительной верностью и «ужасающей правдой» (Панаев), которую он не хотел ни смягчать, ни прятать. То мрачный, насмешливый, то впадающий в нарочито трагический тон и балаганное шутовство, этот грязный оборванец, которого Садовский изображал со всеми внешними приметами его унизительных падений и пороков, со всей приставшей к нему грязью, «ужасал» именно тем, что являл собой картину предельного разрушения когда-то богатой и страстной личности. Садовский играл с объективностью, ему свойственной, бесстрашно следуя «натуре» и прибегая к соответственному гриму, с характерными ухватками и коленцами, подсмотренными им в кабаках.

Добавить комментарий

Заполняя и отправляя данную форму отправки сообщения, вы принимаете и соглашаетесь с Политикой конфиденциальности сайта.

Защитный код Обновить

Случайные статьи

Страстный порыв к жизни

Разве не исказило бы оно своей сущности, если бы перестало быть…

Фотография и кинолента

Полтора часа просмотра киноленты создают художественную реальность,…

Суть эксперимента в фольклористике

Экспериментальный момент всегда и изначально присущ…

Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Жизнь и духовная потребность

Он переставал быть только материальной необходимостью и становился…

Последние статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Разъятые элементы семантики и поэтики

В непосредственной близости к тому, что мы называем народной поэзией,…

Индивидуальная поэзия

Индивидуальная поэзия, а вслед за ней самодеятельная авторская песня,…