Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Рококо
Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Сочинение по картине
Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Образ кошки в культуре древних египтян
Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Театральная деятельность Станиславского

Театральная деятельность Станиславского
Творческая деятельность Константина Сергеевича Станиславского оказала…

Жизнь и духовная потребность

Жизнь и духовная потребность
Он переставал быть только материальной необходимостью и становился…

Самая элементарная из корыстных целей

Автор: Мария Хлебникова | Категория: Культура XIX века

Что заставило мальчика-самоубийцу растратить деньги, многими годами экономии и семейных жертв скопленные на приданое сестры? Неужели материальные удовольствия - цыганский табор, шикарный ужин, «стуколка»? Им двигала идея «сладкой жизни», запретного праздника, и он заплатил за нее доверием родных, благополучием сестры, собственной смертью.

Интриган и мошенник, политический аферист, вся деятельность которого подчинена бесконечным расчетам, деловым спекуляциям и различного рода прожектам, Петр Степанович Верховенский - человек, глубоко идейный, в своем роде «верующий»: он «выдумал» свою идею великой смуты, которая сокрушит все устои, все вековечные авторитеты и, залив землю кровью, перевернет Россию, где «все прогнило», чтобы учредить в ней новый, лучший порядок: «Мы провогласим разрушение. . . Раскачка такая пойдет, какой еще мир не видал.. . Затуманится Русь, заплачет земля.. .». Однако корень его идеи, его личная тайна - «Иван-царевич», «самозванец», на роль которого предназначен Николай Ставрогин: «.. .вы красавец, гордый как бог, ничего для себя не ищущий, с ореолом жертвы...» и «взволнуется море, и рухнет балаган, и тогда подумаем, как бы поставить строение каменное. В первый раз! Строить мы будем, мы, одни мы».
Дело не только в ложности идей, исповедуемых Петром Верховенским, Шигалевым, Кирилловым. Самая возможность служить идее помимо и вопреки действительной жизни (для ее воплощения всегда требуется чья-нибудь смерть, и счет постепенно растет), самая попытка поставить идею над жизнью изначально заключает в себе ложь и клевету. Одержимость «бесовством», как одержание идеей, которой можно принести любые жертвы, в своем сущностном смысле противостоит живому бытию, поражает его болезнью, смертельно. Идея праздника, даже такая, по видимости благородная, как благотворительный бал, поставленная над реальным праздником жизни, обречена всем превращением и извращением самозванства, праздник становится оборотнем, призраком, «обезьяной» действительности.

You have no rights to post comments

Случайные статьи

Опора искусствознания на марксистскую культурологию

Научное понимание аксиологического статуса культуры даст…

Путешествие за бабочкой

Художник как бы проектирует на свой мир все возможные миры.…

Временное искусство устной традиции

В противном случае возникает хорошо знакомая и очень трудно…

Популярные статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Сочинение по картине

Помните, как учитель русского языка и литературы задавал на дом…

Образ кошки в культуре древних египтян

Именно в Египте кошка почитается как священное животное, которое…

Последние статьи

Рококо и сентиментализм

Когда в 1736 г. французский мастер по дереву и ювелир Жан Мондон…

Разъятые элементы семантики и поэтики

В непосредственной близости к тому, что мы называем народной поэзией,…

Индивидуальная поэзия

Индивидуальная поэзия, а вслед за ней самодеятельная авторская песня,…